Так значит, вы не стремились играть на спортивных стадионах по всему миру, как The Mission и U2?  

Так значит, вы не стремились играть на спортивных стадионах по всему миру, как The Mission и U2?

12

Как вы встретились и как образовалась ваша группа?

Т.П.: Мы росли в одном регионе.

К.М.: Так случилось, что мы жили в одном регионе, не так ли?

Т.П.: Да, а ты туда переехал, не так ли?

К.М.: Мне просто было негде жить (смеется).

Т.П.: Да, с Карлом я познакомился через общего друга, и буквально через неделю мы переехали в квартиру, которую разделили вместе с Полом Райтом (будущим гитаристом FoTN). Где-то через неделю мы уже решили образовать группу.

К.М.: В то время мы все играли в разных группах, но это никак нам не помешало. Все началось с этого. Все просто пошло само собой, и мы продолжали делать все то же, что и делали, чтобы собрать эту группу.

Т.П.: Я тогда работал. Все решили единогласно пойти на этот шаг. Мы создали эдакую самопальную маленькую студию вместе и пропадали в ней каждый день. Dawnrazor (дебютный альбом 1987 года) появился именно там. Мы перешли от слов к делу.

К.М.: Мы были очень амбициозными и очень самоуверенными. Особенно в своем отношении к музыке. У нас был драйв, причина выкладываться. Но первоначально у нас было мало предположений о том, каким будем тот звук, который мы извлекаем совместно. Я думаю, что полученный звук стал результатом химической реакции между теми влияниями, под которыми мы находились, и кем были. Я не сказал бы, что нам пришлось долго мучиться, дабы добиться нужного звука.

Т.П.: Я думаю, что мы тогда были против жесткого звука, это были 80-е. Сразу все у нас получилось таким хрустящим и ярким. Самые яркие цвета окрашивали звучание в той или иной композиции. Мы действительно не стали играть тяжелую музыку, особенно если учесть, что сами были пыльными и грязными. Мы хотели пойти против принятых в 80-е правил звучания. Я не шучу, в то время было очень много замечательной музыки, которая звучала в подполье, а на сцену попадало то, что могло заставить людей беситься, давать драйв. Панк-рок сделал свое дело, но это продолжалось недолго, поэтому я могу сказать, что мы увязли где-то в его оставшейся тени.

Справедливо ли говорить, что FOTN больше является коллективным проектом с периодической заменой участников. И что насчет ранних проектов Тони в прежние годы?

Т.П.: Eden House – чисто коллективный проект. Но как группа, он делает совсем иные вещи. Я считаю себя полноценным членом проекта Карла, работая с ним в коллективе. В Eden House у нас есть две ключевые фигуры, а все остальные приходят и уходят.

К.М.: Люди меняются, отношение меняется и развивается. Я не хотел бы говорить о творчестве только в рамках того, что имеется. Когда люди в упор не видят чего-то, то именно тебе суждено сделать так, чтобы они увидели. Я думаю, именно это и было первоосновной нашей музыки. Но у нас тоже были свои типичные проблемы, как и у многих коллективов. Менеджмент, звукозапись, лейблы и прочая дребедень. Мне даже казалось, что я побаиваюсь нашего стремительного роста популярности. Куда я точно не хотел, так это в мейнстрим.



Так значит, вы не стремились играть на спортивных стадионах по всему миру, как The Mission и U2?

К.М.: Нет, нет! (смеется). Нет, определенно не это нам было нужно. Это не было нужно абсолютно всем, но в целом все могло пойти именно в этом направлении. Но в этом случае мы бы полностью потеряли все то, к чему стремились изначально. У меня были другие представления о том, чего я хотел.


9835224889344820.html
9835267395389951.html
    PR.RU™