IV. Фактор психолингвистики

IV.1.

Сомнения в объективном характере означающих, усиленное внимание к кодам адресата и эмпирический подход к универсалиям коммуникации предполагают обсуждение еще одной темы, а именно вопроса о психологии восприятия. И поныне традиция семиотико-структурных исследований в полном согласии с догмой синхронного и объективного описания уделяет главное внимание сообщению и его кодам. Проблема восприятия прописывалась по ведомству психоло­гии, в то время как проблема порождения сообщения отдавалась филологии, социологии и романтическим трактовкам творческого процесса. Одного подозрения в том, что кого-то заинтересовала структура не кода или сообщения, но его потребления, было достаточ­но, чтобы отлучить провинившегося от семиологии.

То же заблуждение характерно и для попыток содержательного анализа, при которых значения, вложенные в сообщение самим уче­ным и обусловленные всем его культурным багажом и классовой принадлежностью, рассматриваются как объективное содержание со­общения. Мы же, напротив, все время стремились особенно подчерк­нуть роль адресата сообщения, его собственных кодов и идеологии 202, а также значение обстоятельств коммуникации.

Таким образом, сегодня дискуссия по поводу коммуникации на каждом шагу наталкиваются на проблемы психолингвистики.

IV.2.

Если, как мы не раз говорили, семиология не может сказать, что именно происходит с сообщением при его получении, то психолин­гвистика, напротив, как раз и занимается конкретными ситуациями, разбираясь с тем, что же привносит в сообщение адресат, и таким

202 Эти аспекты особенно подчеркивает F Rossi-Landi, Significato, comunicazione e parlare comune Padova, 1961

образом поставляет семиологии необходимые данные для описания кодов получателя, позволяя разработать перечень обстоятельств ком­муникации и предсказать, какие модификации сообщения (со всем спектром колебаний между избыточностью и информативностью)могут обусловить смещения значения при получении И наука экспериментальная, она "впрямую занимается процессами кодифика­ции как способами преобразования сообщения в общение" 203. Психо­лингвистические исследования, таким образом, переплетаются с паралингвистическими (об этом ниже), касаясь проблем интонации, пауз, ритма, лексических и синтаксических предпочтений, использо­вания дополнительных экстралингвистических средств, таких как ми­мика, жестикуляция и т.д., при этом подчеркивается роль контексту­ального обрамления сообщения для выработки ответа, который пред­ставляет собой соответствующую интерпретацию, обращается внима­ние на эмоциональный тон сообщения, на психофизическое состояние адресата (усталость, печаль и т.д. ), понуждая включать в рубрику "обстоятельства" все то, что семиология неспособна рассмотреть тео­ретически И ясно что опыт психолингвистики (а в будущем следовало бы говорить вообще о психосемиотике) помогает разобраться с эсте­тической, эмотивной, фатической и т.д. функциями общения



Все проблемы коннотаций — это сфера психолингвистики, и вовсе не потому, что коннотации могут быть сведены к психологическим событиям и не поддаются структурированию через оппозиции, но напротив, для того чтобы выявить эти коннотативные оппозиции требуется опыт психолингвистики, примером тому служат исследова­ния Осгуда по семантике 204.

IV.3.

Все эмпирические исследования такого рода поставляют ма­териал для выявления кодов, и в то же время они призваны проверить,

203 Ch. Osgoode Th A Sebeok ed., Psychohnguistics, Indiana Un Press, 1965, pag. 4. Эта книга представляет собой наиболее полное введение в тему содержит обширную библиографию начиная с 1954 г , когда психолингвистика становится самостоятельной дисциплиной Общий обзор темы см Tatiana Slama-Cazacu, Essay on Psycholmguistic Methodology and Some of Its Applications, in "Linguistics", 24, V См также Renzo Titone, Qualche problema epistemologico della psicolinguistica, in "Lingua e stile", 3, 1966, AAVV, Problèmes de Psycho-Linguistique, Paris, 1963 (Пиаже, Олерон, Фресс и др.) Пионером в этой области является Лев Семенович Выготский, Мысль и язык, М , 1934 (ит. перевод 1966 г ), но также одна из первых работ принадлежит Миллеру (G A Miller, Language and Communication, N Y , 1951) Из работ Миллера см Psychology and Communication, NY 1967 Хороший подбор текстов дан в антологии Sheldon Rosenberg ed., Directions in Psychuhnguistics N Y 1965 Об основах психолингвистики см Roger Brown, Words and Things, Glencoe, 1958

204 См фундаментальную работу CH E Osgood, G.J. Suci, P. H. Tannenbaum, The Measurement of Meaning, Urbana, 1957

в какой мере коды, устанавливающиеся при получении адресатом сообщения, соответствуют предполагаемым исходным кодам. Но оз­начает ли эта неизбежная опора на эмпирику, что построение кодов осуществляется путем индукции?



Итак, семиологический подход предусматривает, что опора на конкретный опыт не противоречит постулату теоретико-дедуктивной произвольности кодов.

V. Произвольность кодов и временный характер струк­турной модели

V.l.

В предыдущих главах мы проследили процесс саморазруше­ния притязающих на "объективность" структур и положили необхо­димым признать, что описываемые семиологией структуры представ­ляют собой не что иное, как объясняющие модели. Эти модели явля­ются теоретическими в том смысле, что, будучи наиболее удобными и "элегантными", они предваряют какую бы то ни было эмпиричес­кую фиксацию и индуктивную реконструкцию, оказывающиеся не­осуществимыми из-за изобилия материала и диахронии описываемых феноменов 205.

Как отмечал Эммон Бах 206, бэконовский метод регистрации дан­ных опыта в "таблицах" уступает место кеплеровскому методу гипо­тез: например, мир мог бы быть таким, теперь посмотрим, насколько этот выдуманный образ соответствует конкретному опыту. Вслед за Поппером Бах полагает, что "самые лучшие гипотезы — те, что на­именее вероятны", они рассчитаны надолго.

В идеале эти гипотезы имеют аксиоматическую форму, именно этой форме близка лингвистика Хомского, но ведь не далеко от нее ушли и структурные гипотезы комбинаторики, управляющей разви­тием сюжета. В каком бы направлении ни развивались эти гипотезы

205 Похоже на то, что под влиянием трансформационного метода, а может быть и под влиянием фундирующей его рационалистической философии, Ролан Барт, распрощавшись с утопией абсолютной объективности, в Introduction à l'analyse structurale des récits (m "Communications", 8, 1966) подходит очень близко к такой постановке вопроса. Имея перед собой великое множество повествований и не имея возможности эмпирическим путем выявить их структуру, структурная методология "начинает с того, что выстраивает гипотетическую описательную модель" и "затем мало-помалу модифицирует ее в такую модель, которая сохраняя общие черты первоначальной, в то же время от нее отходит" О трансформационных методах лингвистике и, в частности, о "рационализме" Хомского, см. Luigi Rosiello, Linguistica illuminista, Bologna, 1967

206 Linguistique structurelle et philosophie des sciences, in Problèmes du langage, cit.

их эпистемологическим идеалам всегда останется глоссематика копенгагинской школы: "такие системы могут выстраиваться совершен­но произвольно, как если бы это была игра, которая хорошо получа­ется тогда, когда соблюдаются все установленные правила... Систему определяет выбор элементов, и этот выбор может быть произволен, поскольку указанные системы не обязательно имеют отношение к объектам реального мира." Но это значит, что, "с одной стороны, теория рассматривается как чисто дедуктивная система, не связанная обязательными отношениями с реальными объектами, а с другой стороны, она же является дедуктивной системой, которую можно использовать как инструмент описания, иначе говоря, она должна представлять действительно существующие лингвистические факты вкупе с их отношениями"207.

Ничем не отличаются от описанной модели ядерной физики. Вы­страивая как физические, так и семиологические модели, приходится принимать во внимание как синхронию структуры так и диахронию изучаемых явлений; но даже если выстраиваемые модели получают эмпирическое подтверждение, надо иметь достаточно мужества, чтобы осознавать их сугубо временный характер.

V.2.

И вот одна из наиболее неотложных и настоятельных проблем семиологии завтрашнего дня. Эти модели эффективны в той мере, в какой они позволяют структурно представить какие-либо явления в виде системы различий и оппозиций Но мы уже убедились в том, что соблазн гипостазирования выделенных структур не дает разли­чить за ним другие, новые структуры, и было бы небезынтересно наряду с выявленными структурами попытаться обнаружить правила их порождения, которые объясняли бы их становление. Примером строгой генеративной методологии является грамматика Хомского, однако вопрос в том, не приводит ли методология Хомского к ликви­дации структурного метода 208.

Во всяком случае, она отменяет "таксономическое" понятие сово­купности элементов, определенной раз и на всегда со всеми своими комбинаторными возможностями. Порождающая грамматика под-

207 Hans Christian S0rensen, Fondements epistemologiques de la glossematique, in "Langages", 6, 1967, pagg. 10-11 (единственный номер, посвященный глоссематике) Относящийся к этой теме материал блестяще изложен Ельмслевым Fondamenti della teoria del linguaggio, cit., capp. 3-5

208 В этой связи помимо указанной работы Кальболи cit, см Т Todorov, Recherches sémantiques, in "Langages", 1,1966, pagg.24 и сл., N Ruwet, введение в N "Langages", посвященный генеративной грамматике, cit., В. Pottier, Аи delà du structuralisme en linguistique, in "Critique", febbraio, 1967

меняет структурную таксономию системой правил, способных порож­дать бесчисленное множество высказываний, она признает, что у них есть некая структура, однако она выявляет правила порождения, не прибегая к структурным методам.

Как уже сказано, генеративная грамматика дает возможность вести речь о поверхностных структурах (о различных известных кодах), но, переходя к глубинной структуре, она, на самом деле, гово­рит о чем-то таком, что уже не является структурой в структуралист­ском смысле слова (рассмотренном нами в Д. I.2.3.).

К этому вопросу можно подойти по-разному:

а) можно было бы сказать, что семиология предполагает диалек­тическое взаимодействие кода и сообщения, тогда как генеративная грамматика находит эту диалектику в отношениях между "компетен­цией" (competence) и "употреблением" (performance); но это не значит, что код обязательно должен быть описан структурно. А это лишний раз доказывает, что по отношению к пресловутой универсальности кодов лучше быть осторожным

б) можно было бы сказать, что открытая Хомским перспектива не исключает структуралистской интерпретации; например, порождаю­щая фонология не знает такой единицы, как фонема, однако она признает фонологические оппозиции и рассматривает их, сейчас по крайней мере, как бинарные 209; более того, та же структура kernel sentences, а также структуры, полученные путем трансформации пос­ледней, описываются у Хомского в терминах бинарных дизъюнкций; анализ некоторых поэтических текстов, проделанный с помощью ге­неративных матриц, в то же время не исключает применения струк­турных критериев и дистрибутивных методов 210.

в) и наконец, можно было бы утверждать, что методы, которыми трансформационная грамматика пытается скорректировать структу­рализм, неадекватны и что структурные методы пока что остаются более эффективными 211.

209 Sanford A Schane, Introduzione a La phonologie generative, весь номер "Langages", 8, 1967

210 N. Ruwet, L'analyse structurale de la poesie, in "Linguistics", n 2, S Levin, Linguistic Structures in Poetry, Aja, Mouton, 1962 О недавней дискуссии по этому вопросу см Т A Sebeok, Linguistics here and now, in "A C L S Newsletter", 18(1), 1967

211 См., в частности, Sebastian K Saumjan, La cybernétique et la langue, in Problèmes du langage, cin., Gustav Herdan, Quantitative Linguistics or Generative Grammar?, in "Linguistics", 4, Principi generali e metodi detta linguistica matematica, in "Il Verri", 24, 1967, C. F. Hockett, Language. Linguistics and Mathematics, Aja., Monton, 1967

V.3.

На нынешнем этапе исследований трудно сделать окончатель­ный выбор: разве не уклон в сторону эмпиризма думать, что семиологу следует применять наиболее эффективные методы там, где они дают наибольшие результаты, занимаясь в первую очередь упорядочивани­ем тех или иных феноменов и оставляя на потом отработку деталей и уточнение отношений и все же эмпирическая осторожность требует, по-видимому, вспомнить о принципе дополнительности, уже полу­чившем права гражданства в физике, и признать, что наиболее сроч­ной задачей семиологии в настоящее время является разработка ком­муникативных систем, соответствующих тем, которые у Хомского называются поверхностными структурами. Вопрос о правилах их порождения может быть рассмотрен позднее 212.

V.4.

С другой стороны, нет смысла скрывать, что такой выбор предполагает некую философскую позицию, а именно философию трансакционизма, которая ближе всего феноменологии восприятия, даже когда последняя становится в какой-то мере психологией вос­приятия во имя того, чтобы превратиться (случай Пиаже) в генетичес­кую эпистемологию.


9836741610801706.html
9836791494835919.html
    PR.RU™