Протокол допроса А. Латфулина, рядового 385‑го стрелкового полка 112‑й стрелковой дивизии, в отделе контрразведки «Смерш» 65‑й армии

24 января 1945 г.

Латфулин Абдул, 1918 г. рожд., уроженец Молотовской обл., г. Чердынь, ул. Ленина, дом 81, из рабочих, б/партийный, образование 5 классов, холост, со слов не судим. В РККА с 1938 [г.] по 1940 г., с 1941 года до момента пленения немцами, по национальности татарин.

Вопрос: Расскажите о своей службе в Красной Армии в период Отечественной войны.

Ответ: В 1941 году в мае м-це я был призван в Красную Армию и направлен в 385-й стр. полк 112-й стр. дивизии. С началом войны я вместе с дивизией был направлен в Латвию. В связи с наступлением немцев мы все время отступали. 19 июля 1941 года в р-не гор. Невелья был ранен пулей в правую ногу, был помещен в медсанбат. Пробыв там 3 дня, дивизия попала в окружение, и меня в числе других раненых взяли немцы в плен.

Вопрос: Расскажите подробно о своем пребывании в плену.

Ответ: Когда немцы взяли меня в плен, это было 23 июля 1941 года, то меня привезли в г. Невель, где [я] лечил раненую ногу. Пробыв там с месяц, [меня] перевезли в Полоцк, откуда в г. Гродно, где был помещен в госпиталь. По истечении 1,5 месяцев привезли в центральный лагерь в г. Алленштайн. В этом лагере я пробыл 8 месяцев. В период пребывания в лагере я совершил с товарищем по имени Андрей побег. Проблудив в лесу 19 дней, был пойман и возвращен в штрафной лагерь в Алленштайн. В связи с заболеванием тифом из штрафного лагеря был перевезен в общий лагерь. 28 апреля 1942 года меня направили на работу в лес в р-н г. Контенбург, где пробыл 11 месяцев. 23 февраля 1943 года меня, как больного, направили на работу к помещику немцу Редментсру в дер. Мало-Ленцк, р-н Зольтау. Здесь я проработал до 17 января 1945 года, т. е. до прихода частей Красной Армии. Нас, всех военнопленных, погнали этапом вглубь Германии, но по дороге в р-не г. Бродницая бежал и дождался Красную Армию.

Вопрос: Вас немцы допрашивали?

Ответ: Да, когда я был в центральном лагере в г. Алленштайн, то меня допрашивал немец. На этом допросе спрашивали, кто я, откуда, где служил, каких имею родственников в Россиии прочее. Когда я ответил, то все это записали и заставили [меня] поставить оттиск большого пальца на этой бумаге. Протокол [я] не подписывал.

Вопрос: Вы служили в РОА Власова[172]?

Ответ: Нет, в РОА я не служил. Правда, когда я работал у помещика, то неоднократно приезжал пропагандист и предлагал вступить в РОА, но я отказался.

Протокол мне зачитан, записано с моих слов правильно

Латфулин[173]

Допросил: зам. нач. I отд. ОКР «Смерш» 65-й армии

капитан Пивоваров

Д. 2835. Л. 9 – 10. Подлинник. Рукопись.

23 июля 1941 г.

Протокол допроса Н.Г. Савельева[174], старшего военфельдшера 126‑го артиллерийского полка 32‑го стрелкового корпуса 16‑й армии, в отделе контрразведки «Смерш» 99‑го запасного стрелкового полка 33‑й запасной стрелковой дивизии



23 ноября 1945 г.

23 ноября 1945 г. сотрудник ОКР «Смерш» 33-й ЗСД 99-го ЗСП л-т Чемоданов допросил в качестве свидетеля ст. военфельдшера Савельева Николая Григорьевича, 1913 г. рожд., урож. д. Поносово Белоевского р-на Молотовской обл.

Об ответственности за дачу ложных показаний по ст. 95 УК РСФСР предупрежден

Н. Савельев

Вопрос: Когда, где и при каких обстоятельствах Вы попали в плен к противнику?

Ответ: После неудачных боев в окружении в р-не гор. Демидов Смоленской обл.в июле 1941 г. 126-й артполк 32-го СК, в котором я служил в должности нач. аптеки, самостоят[ельными] группами стал выходить из окружения. Я в группе 3х ч[еловек] зашел в сарай в д. Орлово, чтобы дождаться ночи и ночью продолжать выход из окружения. Но нас в сарае захватили 3 немецких солдата спавшими 23/VII-41 г.

Вопрос: Где Вы находились и чем занимались после пленения?

Ответ: После пленения до 25/IV-45 г. я был все время у немцев в плену. Содержался в лагерях в/пленных и в рабочих командах, до 10/XII-41 г. нигде не работал, а затем работал фельдшером и чернорабочим, других работ не выполнял. Так, до 15 сент[ября] 1941 г. я по несколько дней задерживался в лагерях в/пл. в след[ующих] городах: Демидов, Витебск, Бяла-Подляска. Затем до 30/IV-42 г. содержался в лагере в/пл. гор. Замостье, работал фельдшером при лазарете в/пленных. После этого дней 20 работал в лазарете при лагере в/пл. в г. Святой Крестфельдшером. До 2/IV-43 г. в гор. Хаммельбургв лагере в/пл. при санчасти работал фельдшером. До 15/IV-45 г. работал фельдшером при санчасти Шталага 13Д и в рабочих командах 10225 фельдшером и в раб[очей] команде 10022 чернорабочим. Затем был эвакуирован в гор. Айхштадт, и там, в лагере в/пл., освобожден американскими войсками 25/IV-45 г. До 1/VI-45 г. был на пункте сбора русских в/пл. в г. Айхштадт у американцев, и был передан на территорию, занятую Кр. Армией.

Вопрос: Что Вы желаете дополнить к своим показаниям?



Ответ: Дополнить ничего не имею.

Протокол мне прочитан, записан с моих слов верно, в чем и расписываюсь

Н. Савельев[175]

Допросил: сотр. ОКР «Смерш» 33-й ЗСД 99-го ЗСП

л-т Чемоданов

Д. 4034. Л. 2 – 2 об. Подлинник. Рукопись.

№ 55
Агентурное донесение в отдел контрразведки «Смерш»
99‑го запасного стрелкового полка 33‑й запасной стрелковой дивизии
об обстоятельствах пленения и пребывании в плену Н.Г. Савельева[176]

23 ноября 1945 г.

Принял л-т Чемоданов.

23/XI-45 г.

23 ноября 1945 года беседовал с Савельевым Николаем, который о себе рассказал следующее.

В начале Отечественной войны служил в должности начальника аптеки корпусного артполка в г. Смоленск, на фронт выехал в последних числах июня м-ца 1941 года. Полк вел бои недалеко от г. Смоленск. С первых дней боевых операций полк был разбит немцами, и при выходе из окружения оставшиеся подразделения были взяты в плен, в том числе пленен и он 25/VII-41 г.[177] С группой пленных направлен [в] г. Витебск, [где пробыл] несколько дней, [затем был направлен в] г. Орша. Осенью 1941 г. вывезен в офицерский лагерь пленных г. Замостье (Польша), где работал в качестве фельдшера при лагере военнопленных. Смертность среди пленных была большая за счет истощения от голода и сыпного тифа.

Весной 1942 года лагерь вывозился в Германию. По пути были совершены побеги с эшелона, за что оставшиеся были помещены в тюрьму «Святой Крест» вблизи г. Островец. Просидев 20 суток, были отправлены в Германиюв г. Резенбург, где находился немного [времени], и примерно в июле 1942 г. [был] вывезен в Хаммельбург, где работал фельдшером при лазарете пленных до 1943 года. После вывезен в Нюрнберг, работал фельдшером при рабочей команде на заводе. После чего Шталагом [ему] было предложено работать в лазарете туберкулезных больных, от чего [он] отказался, и был послан работать на завод в качестве чернорабочего.

На протяжении пребывания в пересыльных лагерях и рабочих командах находился под охраной. За работу в лазаретах по специальности вознаграждений не получал от немцев, особыми привилегиями не пользовался, находился на положении пленного офицера.

В апреле 1945 г. в числе пленных рабочих команд с г. Нюрнбергабыл эвакуирован этапом и освобожден 25/IV-45 г. в г. Вайнштадтвойсками американской армии. После чего находился в сборных лагерях для русских граждан.

Лично знаю Савельева с июля м-ца 1945 г. по офицерскому лагерю № 269 г. Бауцен, работал в санитарной части 11-го б-на. К работе относился добросовестно. О работе в [лагерях] немцев высказывался с ненавистью. В политических вопросах колебаний не имел.[178]

Д. 4034. Л. 6 – 6 об. Подлинник. Рукопись.

23 июля 1941 г.


9840685263330764.html
9840743437867134.html
    PR.RU™