Условия использования аудио- и видеозаписей как доказательств в гражданском процессе

Общее правило о допустимости сформулировано в ч. 1 ст. 55 ГПК РФ: доказательствами по делу являются полученные в предусмотренном законом порядке сведения о фактах. Это означает, что, даже если обстоятельство по делу подтверждается определенным средством доказывания (как об этом говорится в ст. 60 ГПК РФ), но нарушена процедура совершения этого действия, доказательство не может быть допущено.

Необходимо отметить, что допустимость аудио-, видеозаписей в гражданском процессе до сих пор является предметом дискуссий. Основные доводы противников использования этих доказательств сводятся, во-первых, к тому, что их можно легко подделать, а во-вторых, что получение и воспроизведение аудио - и видеозаписей может быть сопряжено с нарушением неприкосновенности частной жизни граждан.

Действительно, слабое свойство доказательств, закрепленных в электронной форме, состоит в том, что аудио- и видеозаписи с помощью существующих технических приемов можно изменить, исказить их содержание. Сегодня большое распространение получили аппаратно-программные комплексы, позволяющие вводить аналоговые аудио и видеозаписи в компьютер, оцифровывать их, а затем редактировать, синтезировать, производить монтаж, осуществлять их перезапись с измененным содержанием вновь как на аналоговый, так и на материальный носитель. Это, означает, что расширились возможности их полной или частичной фальсификации и подлога без оставления видимых следов проведенных манипуляций1. Это нередко дает повод для высказывания


1. Галяшина Е.И., Галяшин В.Н. Фонограммы как доказательства по гражданским делам//Законы России: опыт, анализ, практика, 2008.

сомнений в достоверности информации, зафиксированной на аудио видеозаписях, приобщенных к материалам дела в качестве доказательств.

Вместе с тем, представляется, что возможность подделки не может являться основанием для отказа в принятии аудио - видеозаписей в качестве доказательств. Ведь, письменные доказательства также могут быть подделаны, однако такая возможность не лишает их доказательственной силы. В гражданском процессе возможно заявление о подложности доказательств (ст. 186 ГПК). Суд в таких случаях вправе по своей инициативе назначить экспертизу, а также предпринять иные меры для проверки достоверности доказательств.

Помимо этого законодатель в ч. 3 ст. 185 ГПК РФ указывает, что в целях выяснения содержащихся в аудио- или видеозаписи сведений суд вправе привлечь специалиста, а в необходимых случаях назначить экспертизу.

Как уже отмечалось, одним из аргументов против использования новых видов доказательств являлся довод, что в процессе их получения, исследования легко могут быть нарушены нормы морали, тайна личной жизни, неприкосновенность, иные конституционные права личности.



В качестве гарантии, противодействующей возможным нарушениям Конституции РФ (ч. 2 ст. 50), других законов при собирании доказательств, в ст. 77 установлено, что лицо, ходатайствующее об истребовании аудио- и (или) видеозаписи, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялась запись. Эти данные необходимы для того, чтобы определить законность порядка собирания доказательственной информации и возможность вовлечения ее в гражданский процесс в качестве доказательства.

При условии, что сведения, которые содержатся в данных доказательствах, были собраны детективом с соблюдением ограничений деятельности частного детектива, установленных в ст. 7 Закона "О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации", они могут выступать в качестве надлежащих доказательств по гражданскому делу. При сборе доказательств не должны нарушаться конституционный принцип неприкосновенности частной жизни, право на личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени. Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения. Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц иначе как в случаях, установленных федеральным законом, или на основании судебного решения.

С учетом этого должны признаваться недопустимыми в качестве доказательств, в частности, аудиозаписи телефонных переговоров, полученные без санкции суда; (ч. 1 ст. 6 Федерального закона "Об оперативно-розыскной деятельности"), если проведение таковых было сопряжено с провоцированием граждан на совершение противоправных действий. Согласно ст. 9 названного Закона рассмотрение материалов об ограничении конституционных прав граждан на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, на неприкосновенность жилища при проведении оперативно-розыскных мероприятий осуществляется судом, как правило, по месту проведения таких мероприятий или по месту нахождения органа, ходатайствующего об их проведении. Указанные материалы рассматриваются уполномоченным на то судьей единолично и незамедлительно. Судья не вправе отказать в рассмотрении таких материалов в случае их представления.



В соответствии со ст. 50 Закона РФ "О средствах массовой информации" распространение сообщений и материалов, подготовленных с использованием скрытой аудио- и видеозаписи, кино- и фотосъемки, допускается при наличии одного из трех обстоятельств.

Первое обстоятельство - не нарушать конституционные права, предусмотренные в гл. 2 Конституции РФ.

Второе обстоятельство - необходимость защиты общественных интересов и принятие мер против возможной идентификации посторонних лиц.

Понятие "общественные интересы" не определено российским законодательством, следовательно, вопрос о возможности скрытой записи в связи с общественной необходимостью будет решаться судом в каждом конкретном случае.

Третье обстоятельство – решение суда о демонстрации материалов. В последнем случае, когда допускается распространение материалов, сделанных скрытой записью, речь идет только о демонстрации, т.е. о публичном исполнении.

Кроме того, необходимо иметь в виду, что в ст. 185 ГПК предусмотрено применение тех же мер по охране тайны частной жизни при воспроизведении аудио-, видеозаписей в судебном заседании, что и при оглашении переписки и телеграфных сообщений граждан (ст. 182 ГПК). Однако в данном случае в гражданском процессе могут быть применены положения, ограничивающие действие принципа гласности (ч. 2 ст. 10 ГПК) и применяемые по ходатайству лица, участвующего в деле. Очевидно, что предусмотренные ГПК меры не являются гарантией тайны частной жизни лиц, не участвующих в деле, даже если их голоса и (или) изображения зафиксированы на аудио-, видеозаписи. В связи с этим, представляется необходимым объединение усилий, законодателей, представителей науки с целью разрешения указанной проблемы. Считаю необходимым согласиться с теми учеными, которые полагают, что общим условием допустимости таких средств в качестве доказательств в суде является получение предварительного согласия на использование аудио-, видеозаписи от участников процесса, а также от лиц, не участвующих в деле.

Представляется необходимым подчеркнуть необоснованность бытующего мнения, что фонограммы на цифровых носителях не принимаются судами в качестве доказательств. Желая не утратить важную информацию, но, не зная возможности экспертизы, граждане зачастую сами перезаписывают на стандартную аналоговую компакт-кассету или CD-диск фонограмму, полученную исходно в цифровом виде (например, с помощью портативного цифрового диктофона). Такая копия на аналоговом носителе иногда приобщается к материалам дела под видом оригинала. В дальнейшем при производстве судебной фоноскопической экспертизы факт перезаписи устанавливается, выявляются признаки цифровой обработки или определяется несоответствие между параметрами фонограммы и техническими характеристиками якобы использованного магнитофона, условиями и обстоятельствами производства звукозаписи. Если факт перезаписи не был надлежаще процессуально оформлен, то по результатам экспертного исследования могут возникнуть сомнения в подлинности и достоверности записанной на фонограмме информации. Это, в свою очередь, может явиться поводом для признания фонограммы недопустимым доказательством и исключения ее из числа доказательств по делу2.

Нужно также иметь в виду, что действующее законодательство не содержит норм, запрещающих приобщать к материалам гражданского, арбитражного или уголовного дела фонограммы на цифровом носителе записи. Например, в диспозиции п. 2 ст. 89 АПК РФ указано, что иные

2. Галяшина Е.И.. Современные возможности экспертизы звукозаписи письменной речи.// «ЭЖ-Юрист», 2008.

документы и материалы могут содержать сведения, зафиксированные как в письменной, так и в иной форме. К ним могут относиться материалы фото- и киносъемки, аудио- и видеозаписи и иные носители информации, полученные, истребованные или представленные в порядке, установленном Кодексом. В ст. 77 ГПК РФ "Аудио- и видеозаписи" прямо указана возможность приобщения фонограммы на любом носителе: лицо, представляющее аудио - и (или) видеозаписи на электронном или ином носителе либо ходатайствующее об их истребовании, обязано указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи.

Расширение перечня средств доказывания за счет включения в него аудио- и видеозаписей на практике дает возможность использовать их в качестве способа фиксации совершаемых нотариальных действий в наиболее важных случаях, а затем, в случае возникновения спора, - при доказывании в суде. Записываться может не только ход нотариального действия, но и предшествующие ему беседа, ответы на вопросы лиц, обратившихся к нотариусу. Однако общим условием допустимости таких средств в качестве доказательств в суде является получение предварительного согласия на использование аудио -, видеозаписи от участников нотариального действия. Об использовании данных средств при совершении нотариального действия желательно указать в самом акте. При представлении данных доказательств в суд нотариус обязан указать, когда, кем и в каких условиях осуществлялись записи4.

Лицо, представляющее аудио- или видеозаписи на электронном или ином носителе либо ходатайствующее об их истребовании, также обязано указать, когда, кем и в каких условиях эти записи осуществлялись.

4. Ярков В.В.. Новый Гражданский процессуальный кодекс и нотариальная деятельность. - Центр нотариальных исследований: материалы и статьи. Выпуск пятый. //Современный российский нотариат 2008.


9840903682057350.html
9840946125342603.html
    PR.RU™